КрымФронт



На главную

Ак-Монай, май, 2017 год...

22 мая 2017

Вахтой это было во вторую очередь, а в первую - паломничеством. Поиск и подъем останков участников феодосийского десанта лично для меня посвящался персонально деду Жоре, дедову брату, погибшему в промозглой степи в январе 1942 года. Место его захоронения я нашел в боевых донесениях. Хотя по опыту прекрасно понимаю, что фактически он может до сих пор лежать в степи так же, как те 25 бойцов, что были подняты в ходе полевых поисковых работ за последние две недели.

В глубине души втихаря даже представлял момент, когда где-то у бывшего хутора Розальевка мы уткнемся в бойца, непременно с документами или подписной вещью, и я ошарашенно присяду на край ямы: "Ну, здравствуй, Георгий Афанасьевич". Но огромная впадина, где горные стрелки, саперы и пехота попали в локальный котел, пока ничего не захотела отдавать нам. Может и не отдаст: площадка, на которой сегодня стоят два относительно целых обелиска и один разрушенный до фундамента, позволяет предположить захоронение в полторы-две тысячи тел. В любом случае, лейтенант Курдов увековечен как положено, а местные фермеры будут красить оградку не на безымянной могилке, а смотреть в глаза нашему деду. Может быть, у кого-то шевельнется поставить назад отбитую неизвестно кем звезду. А мы сюда еще приедем. Работы там непочатый край, и текущая вахта в продутой северным ветром, мокрой, цветущей, звенящей птичьими голосами степи будет идти еще неделю.

© Дмитрий Киевский

На главную