КрымФронт



На главную

Ак-Монай, май, 2017 год...

24 мая 2017

"Тревожная, черная степь", - не фигура речи. Киевский еврей, написавший эти слова в знаменитой песне, угодил в самую дырочку. Даже в разгар мая погода здесь постоянно дует, нагоняя беременные мелким противным дождем, "мрякой" по-местному, тучи. А любая небесная влага мгновенно превращает деревянную, не вбить лопату, землю, в миллионы тонн липкого говнилина. Спрятаться тут негде, и если нет палатки, переползающей под ветродуем даже на восьми растяжках, одна ночь в степи в мокрой одежде отнимет силы даже у очень крепкого человека.

Теперь прибавьте к этой уже тревожности средние температуры января-февраля и задачу взять высоту 66,3, с которой любую фигуру видно как на ладони. Тем бойцам, которые упорно лезли на нее, даже по нужде было сходить непросто. Приподнялся - получил пулю. А вкопаться в этот омерзительный грунт даже мы едва можем добротными "Фискарсами" на длинных ручках. Горизонтальный дождь, заставший нас на подъеме ямы с шестью бойцами, заставил ковыряться целый день. Земля липнет ко всему, выгружаясь буквально по миллиметру. А ведь мы сыты, спали в тепле, у нас есть где обсушиться и попить чаю с водкой. Как они тут рыли своими малыми пехотными лопатками? Да никак. По окопным понятиям практически все верховые. Либо сброшенные в воронки.

Немцы не знали недостатка в крупном калибре, подвозимом на упомянутую Владиславовку, и пристрелялись по квадратам настолько, что могли класть стопятых "поросят" буквально в неглубокие окопчики. А кто пытался бегать под обстрелом - того находил пулеметчик. В итоге, высоту так и не взяли, оставив "похороненными на восточном склоне" более четырехсот человек, не считая пропавших без вести, которых еще больше. А восточный этот склон пока пройдешь от низа до верха - ноги отваливаются.

Вахтятся здесь уже три года, раз за разом находя где одного, где десяток в одной яме. Медальоны попадаются, но прочитать удалось, крайне мало. Засоленный грунт и послевоенная пахота с удобрениями убили этих солдат по второму разу. Единственное исключение - позапрошлогодний боец с орденом "Красной Звезды" полученный им за Хасан, случай из ряда вон выходящий.

Их даже разделить трудно. Злая почва, на которой подсолнухи вырастают размером с печеньку, превращает кости в труху. Одно касание - и перед тобой костный фарш. Так и ложатся в один мешок человек и земля, за которую он умер. И сколько их там еще осталось - не понять. Иди в любую сторону по цветущим травам, поднимай перепелов и фазанов, пугай зайцев, и в любом месте этого огромного пространства может пискнуть осколок в чьем-то позвоночнике. Тут уже твое чутье и правильное настроение должны дать команду: вгрызаться в земной шар или топать дальше. И еще две пары журавлей, кружащихся над головой всю вахту.

© Дмитрий Киевский

На главную