КрымФронт



На главную

Карл, погибший Алексеем...

25 июня 2017

Вряд ли он сам специально собирался кого-то запутать через семьдесят с лишним лет после своей гибели. Как раз наоборот, все, что происходило тогда, было очень простым и наполненным логикой. Тем более, для военного человека все вообще предельно ясно: есть приказ и нужно его выполнять. Однако этот случай снова показал, что история не может быть плоской и черно-белой, накрепко связывая ныне живущих с теми, кто сражался и умирал на фронтах Великой Отечественной.

27 мая нынешнего года обнинское поисковое объединение "Память" нашло санитарное захоронение на девять человек у деревни Ольховка Людиновского района Калужской области. Для полевой работы случай – один из тысяч, таких ям, где люди лежат вповалку хватает в любой местности, где шли бои, и было не до воздания почестей.

Здесь в июле 1942 года 10 танковый корпус 16 армии пытался развить наступление на Жиздру, продвинувшись вперед на 2-4 километра на 20 километрах по фронту. Немцам было трудно использовать в болотистой местности бронетехнику, однако они постоянно подтягивали резервы, и каждая деревня в полосе боев несколько раз переходила из рук в руки. 8 июля части 178-й, 186-й танковых и 11-й мотострелковых бригад атаковали и захватили Дмитровку. 12 июля немцы отбили ее назад.

Где-то в этих боях и полегли солдаты, стянутые потом в одну из многочисленных воронок. На вкладыше одного из шести смертных медальонов твердым почерком с обратной стороны было продублировано для надежности: Пружковский Алексей Николаевич. И адрес под Одессой.

Однако в списке потерь отдельной роты автоматчиков 11 мотострелковой бригады такого бойца не нашлось. Нашелся похожий: Пружковский Александр Кириллович - с тем же домашним адресом и тоже сержант. Пропавший без вести 10 июля 1942 года в боях за Дмитровку (тогда это была Смоленская область). В Книге Памяти Одесской области он тоже увековечен с этими данными. Казалось бы, писарь мог нахомутать с именем, но тут еще и другое отчество. Место для сомнений, безусловно, имеется.

Однако этим дело не закончилось. В той же базе данных ЦАМО нашелся послевоенный список так называемого подворового опроса, в котором значится… Пружковский Карл Николаевич. С тем же домашним адресом.

Фамилия нечастая, поэтому усилиями Виктории Нестратенко быстро отозвался одессит, Александр Пружковский, который подтвердил: у его родного деда было два брата, Константин Николаевич, погибший 3 июля 1942 года на мысе Фиолент в Крыму, и Карл Николаевич, погибший, по семейной легенде, в 1944 году "где-то возле Ивано-Франковска". Более того, Карл Николаевич по состоянию на лето 1941 года был курсантом Кременчугского летного училища.

Так кого же нашли в Калужской области, неизвестного семье родственника? Странного однофамильца, жившего рядом с Пружковскими и тоже имевшего брата по имени Константин, как сообщает донесение о потерях? Такие вопросы кажутся логичными, если слепо доверять донесениям о потерях. Но практика исследовательской работы показывает, что верить им нельзя.

Сопоставление отрывочных данных и семейная история, заново пересмотренная как пленка старого фильма, дали однозначный ответ: все три Пружковских – один и тот же человек. И его судьба вполне соответствует эпохе. Именно она сподвигла 17-летнего парня приписать себе год, чтобы поступить в летное училище. Она же толкнула сменить имя с Алексея на Карла – в честь философа и экономиста Карла Маркса.

"Из училища он писал в марте 1941 года, даже с майскими праздниками поздравлял – у нас сохранилось письмо от 30 апреля. С началом войны их эвакуировали в Ташкент, но как мы узнали уже сейчас, из курсантов формировались стрелковые части и Среднеазиатский военный округ отправлял их на фронт", - говорит Александр Пружковский, для всей родни которого возвращение солдата стало настоящей сенсацией.

Документы, доступные для изучения, подтвердили, что кому-то сесть за штурвал самолета было не суждено. 18 апреля 1942 года, согласно директиве Народного комиссариата обороны, Военный Совет САВО приступил к формированию 11 мсбр из курсантов военных училищ, в том числе, ВВС. Начальствующий состав был собран из слушателей военной Академии им. Фрунзе, слушателей филиала курсов "Выстрел" и офицеров расформированных национальных частей. В конце мая 1942 года бригада прибыла из Ташкента в состав 10 танкового корпуса и вступила в бой 6 июля как раз в районе Дмитровки.

Повоевать Алексей-Карл успел всего четыре дня… А дважды свое данное при рождении имя он написал на медальоне, возможно, потому, что за год с начала войны достаточно наслушался по поводу "немецкого имени". Стиль родные признали. По словам внука, "с тыльной стороны медальона он написал имя своей рукой тем же почерком, что в письме, и адрес работы прабабушки, в Одессе на Опытной станции в Беляевском районе, где они жили там. Делал все, чтобы нашли, откуда он".

Чтобы не оставалось сомнений, поисковик Виктор Марикуца провел сравнительный анализ типичных начертаний отдельных букв и цифр: "б" с коротким хвостиком от овала, весьма характерный диакрит у "й", особенная закорючка внизу у "я"… Но главное, что старые письма заговорили для родных через тьму времени. Младший брат Владимир, ныне здравствующий, как будто заново получил весточку от среднего брата.

"Он вообще был очень удивлен тем, что что-то нашлось за столько лет. Моя мама помнит сколько искали, писали, и никто не мог ничего выяснить. Спустя столько лет сенсация действительно", - говорит Александр, который собирается навестить своего оставшегося навсегда 18-летним деда. Его останки будут перезахоронены в пос. Букань Людиновского района, Калужская обл. Но вернулся он домой, в свою Одессу.

На главную